Как Сталин в 1929 году защищал украинцев от Булгакова

Этo двe вeщи рaзличныe. Стaлин. Этoт вoпрoс нe кaсaeтся судьбы русскoй или нaциoнaльнoй культуры. В 1929 гoду Стaлин встрeтится с бoльшoй группoй укрaинскиx писaтeлeй. Путaли Бeлoруссию с Укрaинoй – тeпeрь пeрeстaли. Oн нe кaсaeтся, нo oн ускoрит дaльнeйшee рaзвитиe культуры тaм, в этиx мeстнoстяx. Oни трeбoвaли oт пaртии зaпрeтить Булгaкoвa и eгo пьeсу «Дни Турбиныx», т.к. Кoнeчнo, нe имeeт скoлькo-нибудь сeрьёзнoгo значения, куда входит один из уездов Украины и РСФСР. Одно время Милюков даже писал за границей: что такое СССР, [если] нет никаких границ, любая республика может выйти из состава СССР, когда она захочет, есть ли это государство или нет? Голос с места. Я не знаю, как население этих губерний, хочет присоединиться к Украине? (Голоса: Хочет.) А у нас есть сведения, что не хочет. Голос с места. (Смех.) Это вопрос чисто практический. (Голоса: Хочет, хочет.) Сталин. Мы даём эту стенограмму с небольшими сокращениями. Я думаю, смешивать тезис об уничтожении национального гнёта и национального антагонизма с тезисом уничтожения национального различия никак нельзя. Мы его отложили — очень часто меняются границы. 2 февраля 1929 года состоялась встреча генерального секретаря ЦК ВКП(б) с группой украинских писателей и культурных деятелей, прибывших на Неделю украинской литературы в Москве и настаивавших на неотложном свидании со Сталиным. Сталин. Стенограмма этой встречи показывает, что Сталину в основном приходилось защищаться от украинцев и своих соратников по партии, в первую очередь Кагановича. Они хотят присоединиться к Украине. Он раза два у нас стоял.
Итак, беседа с товарищем Сталиным сводится к тому, что надо, чтобы вы и все украинцы подошли к вопросам союзного строительства, к своим претензиям не с точки зрения критики, а с точки зрения органического внедрения и предъявления определённых требований. Мы хотим, чтобы наше проникновение в Москву имело бы своим результатом снятие этой пьесы. Тоже вредная. Это абсолютно правильно, и то, что вы приехали к нам в Москву, я убежден, свидетельствует о том, что мы продвигаемся вперед. Голос с места. Слово «классический» вам не поможет. Но нельзя отрицать того факта, что среди украинских писателей были известные настроения. Я спрашивал товарищей Чубаря, Кагановича и Петровского, и ни разу они не попытались назвать хоть кого-нибудь. Трудно поймать великодержавного шовиниста за хвост. Я каждый раз ставил вопрос – назовите хоть одно лицо, чтобы его можно было высечь на глазах у всех. Но эта формула плохо усвоена в руководящих органах, даже в Москве. Я могу назвать несколько штук: Билль-Белоцерковского две вещи. И затем «Бронепоезд». Можно его ставить? Я думаю, что ваш приезд сюда во многом поможет, во многом сблизит нас. Люди более тонкие заметят, что тут очень много сменовеховства, безусловно, это отрицательная сторона, безобразное изображение украинцев – это безобразная сторона, но есть и другая сторона. Она устарела. Голос с места. «Голос недр» – хорошая штука, затем Киршона «Рельсы гудят», пожалуй, «Разлом», хотя надо вам сказать, что там не все в чистом виде. Голос с места. Уверяю вас, что «Дядя Ваня» и «Князь Игорь», «Дон Кихот» и все произведения Островского – они вредны. Сталин. (Сталин: И украинцы.) У нас такое впечатление и убеждение, что формула XII съезда о том, что основная опасность – это великодержавный шовинизм и что с этой опасностью нужно бороться,- эта формула прекрасно усвоена у нас на Украине, усвоено и то, что одновременно нужно бороться и с местным шовинизмом. Сталин. Они высказывали недовольство тем, что в наркоматских аппаратах проявляют полное пренебрежение к хозяйственным и культурным нуждам Украины. Неужели только и ставить эти четыре пьесы? Снять, может быть, эту вещь? Сталин. Почему? Как вы думаете? У вас получается нечто вроде декларации. Они чувствуют себя как гости, в то время когда они должны чувствовать себя хозяевами. Назовите хоть одного человека, который пренебрежительно относится к интересам Украины. Голос с места. Сталин. Вы как, за то, чтобы ставились пьесы вроде «Горячего сердца» Островского? Голос с места. Голос с места. Рабочий не знает, классическая ли это вещь или не классическая, а смотрит то, что ему нравится. Как вам сказать! Островского вещи вредны. Сталин. Петренко. Назовите таких людей, таких шовинистов, которые бы проводили великодержавную политику. Сталин. Сталин. Эти товарищи могут подтвердить это. Нет, но у нас оперный репертуар небогатый. А «Князь Игорь»? Это единодушное мнение. Так нельзя. Может быть, напишете?
Там изображены русские люди – Турбины и остатки из их группы, все они присоединяются к Красной Армии как к русской армии. Вы тоже виноваты. Когда я смотрел «Дни Турбиных», мне прежде всего бросилось то, что большевизм побеждает этих людей не потому, что он большевизм, а потому, что делает единую великую неделимую Россию. Это всесокрушающая сила коммунизма. (Голос с места: С надеждой на перерождение.) (Голос с места: Артистов из пивных набрали?) Были от вас певцы и бандуристы. Недавно, полгода тому назад, здесь в Москве было празднество, и украинцы созвали свою колонию в Большом театре. На французском можно? Десняк. Участвовала та группа, которую рекомендовали из Харькова. Может быть, на немецком? Я могу назвать ряд резолюций ЦК нашей партии, где коммунисты обвиняются в великодержавном шовинизме. Почему артисты говорят по-немецки чисто немецким языком и считают вполне допустимым коверкать украинский язык, издеваясь над этим языком? Насчёт некоторых артистов, которые по-немецки говорят чисто, а по-украински коверкают. Сталин. Но, между прочим, это зависит и от вас. Действительно, имеется тенденция пренебрежительного отношения к украинскому языку. Так на украинском и объявляйте, что вы будете исполнять. Говорю. Голос с места. Голос с места. Так что, товарищи, от вас тоже много зависит. На французском он может свободно говорить, на немецком тоже, а вот на украинском стесняется, боится, как бы ему не попало. Мы спрашиваем: а вы на украинском говорите? Это тоже верно. Но вот произошёл такой инцидент.
Голос с места. Каганович. Вы говорили о «Днях Турбиных». По-моему, со сцены Художественного театра не может быть допущено, и если положительным является, что большевики принудили интеллигенцию прийти к сменовеховству, то всяком случае, такое изображение революционного движения и украинских борющихся масс не может быть допущено. (Шум, разговоры.) Единая неделимая выпирает. Мы видели эту пьесу. Там освещено восстание против гетмана.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о